Ависма картинки

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Дидактические игры для формирования фонематических


ависма картинки

2017-09-25 19:03 Нашли ошибку? Выделите фрагмент, нажмите Ctrl Enter на клавиатуре, чтобы сообщить нам о ней Бережливое производство lean production, lean manufacturing англ lean тощий, стройный, без жира в




Дочка, выскочившая замуж неделю назад, рассказывает маме: - Мы с мужем вообще не высыпаемся, ложимся спать не раньше 3-х ночи... - Ну молодцы! Дело молодое! Надеемся с отцом, что скоро и результат ваших усердий мы увидим! - Конечно, мам! Я уже на 5-м уровне в Весёлой ферме, а он - на 8-м в танках!


Повторяя чужие ошибки, помни, что это - плагиат.






"СМЕРТЬ МОДЕМА" Погиб модем...Замолк на месте, Щелчек реле - и все, готов... Не получаю я известий, Не слышу "Бизи" я гудков Не остаюсь я вечерами, Чтоб позвонить на ББС, И терминальные программы Не пробуждают интерес... Ты был мне больше, чем устройство. Хоть временами и чудил, И доставлял мне беспокойство, Но все же я тебя любил. На память от тебя остался Лишь только старый мануал. Я трижды, помнится, пытался, Но до конца не дочитал. Уж мне твоей невинной шутки "Коннекшен лост" не испытать, И в помутившемся рассудке Тебя о стенку не швырать. Не подмигнешь кошачьим глазом Зеленых лампочек свойх, Не обзову тебя "заразой" - Навек твой динамик затих... Пойду к начальству я, и страстно На Зуксель денег попрошу, И, огорченный и несчастный, Про смерть модема напишу.


В продолжение истории о собаках от 18.09.2011г. В семидесятые годы как-то поехал на охоту в тайгу на соболя, белку… Своей собаки не было, договорился взять в аренду замечательного пса Байкала. Пёс был редчайший: шел на всё — на белку, соболя, медведя, лося — охотники знают, какая это редкость даже для сибирской лайки. Договорился с хозяином, дядей Сашей, что он будет проезжать верхом дня через три мимо моей избушки. У дяди Саши ноги болели, так он охотился верхом на лошади и с двумя собаками — одна собака зверя ищет, а другая привязана к седлу, и когда поисковая собака зверя посадит, эта ведёт к ней по прямой в тайге. И вот мы с Байкалом на другой день к вечеру добрались до избушки, где нам жить и охотиться, поужинали, что с собой было, и легли спать. Наутро встали, я позавтракал, а пса кормить нельзя — собаки на охоте едят раз в сутки вечером. Хорошо мы с ним поохотились, взяли белок, соболей, вернулись в избушку, я ободрал белок и бросил несколько тушек Байкалу. Он посмотрел на белок, на меня, повернулся и ушёл за избушку, туда, где он спал в предыдущую ночь. Ну, я внимания не обратил — захочет есть — съест. Утром встаю, а тушки белок как лежали, так и лежат — Байкал их не тронул, и сам пёс лежит на своём месте и не встаёт. Здесь надо пояснить, как живут собаки в маленьких охотничьих сибирских деревнях. Во-первых, хозяева их практически не кормят в течение года, в лучшем случае хозяйка что-нибудь бросит из пищевых отходов. И собаки кормятся сами в тайге. И кормят их только на охоте. И во-вторых, охотники сибирские лайки великие — стоит пройти по деревне кому-нибудь с ружьём, как тут же все собаки за ним увяжутся и будут работать — искать зверя, птицу. Это у них в крови. И вот во время охоты охотник их обязательно кормит. И вот я, зная такое отношение и охотясь не впервые с лайкой, так и бросил тушки белок для пса. Другие псы ели без возражений, а вот Байкал — нет. Позвал его на охоту — не идёт. И так, и сяк — ну ни в какую. Плюнул и пошёл охотиться без него. Ну, а без собаки какая охота — так, только ноги бить. Взял несколько белок и вернулся в избушку. Байкал как лежал, так и лежит, и тушки белок не тронутые. И тут к вечеру подъехал его хозяин дядя Саша. Сидим, ужинаем, и я ему рассказываю про наши разногласия с Байкалом. И тут дядя Саша мне говорит: — Ты ему белок просто бросил? Я говорю: — Ну да, а как ещё? — Так вот, — говорит мне дядя Саша, — ты ему белок свари, надери чистой бересты, и на бересту их положи возле двери избушки, похвали его за хорошую охоту и позови есть. И каждый день так делай, даже если не охотитесь, и бересту каждый день меняй. Я забыл тебя предупредить, что Байкал такой важный у меня. Я ему: — Дядя Саша, да вы же его не кормите дома, он у вас сам кормится, чем попало! — А вот на охоте он знает, какой он нужный и важный. Ты вот сегодня несколько белочек принёс, а он знает, что если бы с ним пошёл, то и белок было бы больше, и соболя, глядишь, убил бы. — И что теперь делать? — Свари белок ему, из сегодняшних, сделай всё, как я тебе говорил, принеси ему белок и уговаривай. Уговаривай, как человека, которого обидел и который тебе нужен. А пока я с ним поговорю. Так я и сделал. Принёс на чистой бересте Байкалу варёные тушки белок, сел перед ним на корточки и начал уговаривать. Уговаривал, наверное, с час, сам потом не поверил, когда на часы посмотрел, разговаривал, как с человеком, извинялся и просил простить, говорил, как мы с ним будем хорошо охотиться. Наконец, смотрю, Байкал голову поднял, посмотрел на меня, вздохнул, встал и начал есть. Вы не поверите, когда он на меня посмотрел и вздохнул, я так и понял, что он про себя подумал: «Ну ладно уж, прощу на первый раз». Наутро дядя Саша уехал на свой участок, а мы с Байкалом пошли на охоту. Работал Байкал лучше некуда, и так всё время, пока мы жили с ним в тайге, около месяца. Всю жизнь помню, как я с собакой разговаривал, как с человеком, и как пёс меня понял и простил.